Португалия

Город — продуваемый семью ветрами.

Когда подлетаешь к Лиссабону ночью, создается впечатление, что находишься над чеканкой по золоту. Аэропорт находится прямо внутри города, и когда самолет идет на посадку, создается такое ощущение, как будто это золото возникает вокруг тебя, выйдя в город по светлому времени и присмотревшись, понимаешь, что так оно и есть — лиссабон действительно пронизан золотом. Город принимает в себя очень попросту, без затей, и пока ты в Португалии, это золото просто с тобой повсюду. Иерусалим тоже золотой, но в его золоте ощущается жар (или холод), нотка, характерная для песков Синая, в Иерусалиме чувствуется какой-то накал. в лиссабоне такого накала нет. вероятно, все дело в том, что он слишком близок к океану. поэтому для него характерна нотка иной пустыни — ВОДНОЙ.

 Лично я ощутил эту нотку прямо по пути из аэропорта в отель. Сначала мы ехали по авенида алъмиранте Гагу Кутинъо, а потом по авениде Алъмиранте Рейеш. Алъмиранте -местный вариант арабского «амир-алъ-бахр», то есть «начальник на воде», адмирал. Два адмирала в первые же минуты пребывания в стране. Вот так.      

К сердцу Лиссабона.

Наутро, быстро перекусив, это все-таки наш первый день в Лиссабоне, мы выходим на улицу Антонио Пьетро, на авениду Альмиран-те Рейеш, поворачиваем направо и движемся вниз, навстречу новым впечатлениям.
Под ногами брусчатка из маленьких булыжников, создающая рисунок черным по белому — превращающая дорогу в ковер, сотканный из контуров кораблей. Мы не обратили сразу внимания на дома, вдоль которых шли, но стоило выйти из тени (солнце было не очень высоко), как дома заиграли под солнечным светом. Это происходило еще и потому, что дома частенько облицованы декоративной кафельной плиткой «азулежу», от португальского «азул» — синий. Вообще-то она разноцветная, но синяя встречается чаще. Согласитесь, в этом есть что-то морское. Сначала она изготовлялась только вручную.

В 1848 году в Лиссабоне открыли первую фабрику, видов плитки стало много, а красивой, по моему твердому убеждению, она так и осталась. Вообще-то дома в Лиссабоне теснятся среди улочек разной степени узости. Но иногда выходишь на площадь — например, площадь Росси или площадь Коммерции… Площадь Росси называют сердцем Лиссабона. Если так и есть, то этот небольшой в сущности город, обладает сердцем большим и светлым. Именно поэтому я просто поражаюсь громадному пространству, которое возникает непонятно откуда, и вызывает желание устремиться на простор, на волю, в пампасы, в стратосферу… Так нас и несло потоком смешавшихся света и воздуха до Порту дель Соль, Ворот Солнца, что на самом берегу устья реки Тежу, на которой стоит Лиссабон.
Вообще-то Порту дель Соль — это всего лишь две каменных колонны, но уходить оттуда почему-то не хочется. Хочется стоять перед ними, и представлять себе, как, продышавшись, набравшись легкости, взлетаешь с ветром, проносишься через эти ворота и устремляешься туда, «…где еще никто ни разу не летал», без руля и ветрил, улавливая потоки воздуха и солнечного ветра.

Поход в Белем.

Белем — это пригород Лиссабона. Я говорю «поход» потому, что добирались мы туда водным путем — на экскурсионном суденышке. Добрались на метро от станции «Анжуш», что неподалеку от исходной точки, до станции Кайш ду Содре, и мы на речном вокзале. Речной трамвайчик с шикарным названием «Принцесса Белема» отвалил от пирса, прошел немного вверх по течению, сделал небольшую петлю и двинулся курсом примерно-ориентировочно норд-вест. Справа по курсу вдоль побережья тянулись бесконечные постройки. Раньше там были только и исключительно причалы, склады, лавки и так далее. Теперь там частью причалы, доки и склады, а частью — что придется. Кстати, океанские круизные лайнеры там швартуются без проблем.


Мост Двадцать Пятого апреля пересекает все устье Тежу. Длина его примерно три километра, судоходные пролеты на вантах. Когда проходишь под этим мостом, слышно, как эти ванты поют. Там практически постоянные ветры, которые играют на этой гигантской лютне. Слева по курсу статуя Христа с распростертыми руками. Раньше я думал, что это принадлежность исключительно Рио-де-Жанейро, но, -как оказалось, португальцы почему-то любят именно такие статуи.
 

Маленькая страна великих морских открытий

Вечерний Лиссабон с высоты птичьего полета (а в нашем случае с борта заходящего на посадку «Боинга») — зрелище совершенно фантастическое. Город встречает нас россыпями разноцветных огней, огненными ручейками автомобильных трасс и огромными звездами, заглядывающими прямо в иллюминатор. Пять часов полета от Киева — и мы на краю континента!

СВЕТЛЫЙ ГОРОД
Первое впечатление от утреннего Лиссабона — солнце. Оно заливает светом просторные белые площади и широкие бульвары, играет в брызгах фонтанов, проникает в самые узкие переулки и дворики-колодцы. Нас ждет культурная программа, и мы отправляемся исследовать город. Поднимаемся по крутым улочкам и лестницам арабского квартала Алфама, фотографируем живописные домики с развешенным за окнами бельем, гладим вальяжных котов, медитирующих на солнышке. А вот и местная достопримечательность: мимо нас, устрашающе громыхая на повороте, проносится знаменитый лиссабонский трамвай — любимое средство передвижения местных жителей и туристов.
С крепости Сан-Жоржи город предстает перед нами во всей красе. Затем мы отправляемся в монастырь Джеронимо, где покоится прах великих первопроходцев Васко да Гама и Фернана Магеллана, превративших в свое время маленькую Португалию в грозную владычицу морей и континентов. Любуемся белокаменной башней Белем и, конечно же, посещаем роскошный океанариум. Наблюдать за обитателями подводного царства — занятие невероятно умиротворяющее. Но расслабляться нам некогда, нас ждет самая жаркая провинция Португалии — Алентежу.

ВИНО И ИСТОРИЯ
Наше знакомство начинается с Эворы — старинного города-музея, внесенного в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Мы гуляем по узеньким улочкам, заглядываем в церкви и соборы, украшенные изнутри глазурованной плиткой азулежу и потому невероятно светлые и просторные. Правда, самое сильное впечатление производит на нас внутреннее убранство часовни Капеле-дуз-Оссуш, стены которой сложены из человеческих костей. Это жутковатое место по замыслу создателей предназначалось для размышлений о вечном…
Запомнился нам и город-крепость Монсараш — живая декорация для съемок какого-нибудь сериала о храбрых воинах и прекрасных дамах. Мы устроили фотосессию на крепостных стенах — красота невероятная!

Ну а в промежутках между экскурсиями мы осваивали непростую науку дегустации местных вин. Здесь дегустируют бокалами: сначала пару сортов белого, потом пару сортов розового, ну а под конец — пару-тройку видов красного… Спасает одно: дегустация сопровождается обильным угощением! Еда в Португалии — это вообще национальный вид спорта! Так вкусно и с таким горячим желанием угодить гостю вас не накормят больше нигде в Европе. Недаром же многие наши соотечественники именно здесь, в хлебосольной, искренней и чуть ленивой Португалии, чувствуют себя как дома.

Історичними шляхами й винними річками

Багато століть Алентежу залишалося глухою провінцією без найменшого технічного чи культурного поступу. Величезні висохлі рівнини де-не-де чергувалися з оливковими гаями, розташованими біля крихітних містечок. Навіть зараз на території одного з найбільших регіонів Португалії мешкає лише 8 відсотків населення. Серед старшого покоління, яке в Алентежу переважає, досі багато неграмотних!Віддаленість тутешніх рівнин від Лісабона і відверта незацікавленість португальських королів у розвитку краю призвели до того, що аж до XX століття на випалених сонцем пагорбах не росло нічого, крім колючок, крихітних виноградників і поодиноких кам’яних дубів, користь яких вимірювалась радше красою пейзажів, а ніж  економічною вигодою.

 

Уявіть, яким же був подив підприємливих лісабонців, коли в середині минулого сторіччя вони приїхали в Алентежу і з’ясували, що ця забута місцина ідеально підходить для масового вирощування винограду!Дозвіл на виробництво вина був виданий спеціальним указом Його Величності Альфонсу  ще у 1267 році. Однак у ті дрімучі часи барон, котрому належали землі, не повірив в успіх монаршого задуму і тихенько звів усе нанівець.Мало віри йняли й інвестори першої половини XX століття. Важко їм було уявити, що на неораних землях колись розкинуться величезні виноградники. Та знайшлися відчайдухи, які відважилися вкласти гроші у «безнадійну» справу, і вже через три десятки років вино перших урожаїв виграло кілька міжнародних премій. І тоді почалася золота доба виробництва португальських вин, що триває донині. З усіх-усюд до Алентежу прибувають туристи, аби помилуватися буколічними краєвидами і скуштувати вишуканого сухого вина.

 

 

Унікальні кліматичні умови в Алентежу дали змогу відійти від виробництва традиційного для Португалії «Vinho Verde» (так званого «зеленого» молодого вина) й створити унікальне за своєю якістю та смаком червоне вино, цінність якого, зокрема, вимірюється роками витримки. Умовно все вино, що виробляється в Алентежу, можна поділити на дві великі групи — «традиційне» та «сучасне».Рецепт «традиційного» принесли з Апеннінського півострова ще стародавні римляни.

 

 

Усе вино провідних португальських виробників підлягає суворому державному контролю. Алентежу поділяється на вісім субрегіонів, вино яких свого часу було удостоєне знаку найвищої якості — «Denominacao de Origem Contro-lada». Враховуючи, що ці округи займають мало не третину території Португалії, об’їздити їх усі за раз майже не реально. Саме тому варто починати з тих, де безкраї виноградники чергуються зі старовинними містами, життєвий лад у яких не змінювався сторіччями. Вони називаються Евора та Регенгуш.

 

 

Виноградники Евори розкинулися навколо однойменного старовинного міста, яке у XVI столітті було столицею королівства. Відтоді у містечку мало що змінилося — студенти місцевого університету досі носять чорні мантії та складають присягу перед давньоримським храмом, у середньовічних соборах кожну чверть години дзвонять, а на стінах майже кожної оселі, як у давнину, поблискує синя майоліка. Навіть туристам, які приїжджають до міста скуштувати місцевого вина та монастирських заварних тістечок, не уникнути всеохопного впливу історії: кожен готель у місті — це старовинний маєток із фонтаном у крихітному патіо, внутрішньою церквою та, цілком можливо, приватними привидами.

 

Виноробство активно розвивалося в Еворі багато віків. Із цим явищем, доволі прикрим з погляду благочестя та моралі, завзято боролися місцеві монахи, перш ніж їх було вигнано з монастирів у рамках масової експропріації церковного майна у 1834 році. Аби не відволікатися на земні марноти, у XVI столітті еворські праведники розрили майже всі кладовища в окрузі, збудувавши з видобутих кісток каплицю, котра повинна була наочно демонструвати тілесну тлінність.Про це туристам досі нагадує моторошний напис над входом: «Ми, кістки, чекаємо тут на твої».

 

Оригінальний дизайн сподобався далеко не всім жителям сонячної Евори, а тому протягом наступних кількох сотень років церкви декорували в основному блакитною майолікою та статуетками святих, одягнених у шовк. Приблизно так само був прикрашений і університет, старовинні кахлі в аудиторіях котрого досі мають можливість колупати деякі безсовісні студенти.

 

Львиное сердце, отвага и ум, воля и упорство маркиза Помбала

Это случилось 1 ноября 1755 года. Торжественная месса по случаю Дня Всех Святых закончилась, королевский двор Жозе I отбыл в загородную резиденцию Белем, а Лиссабона практически не стало. Страшнейшее землетрясение, да потом еще цунами с устья Тежу практически уничтожили город.

Крепость Сан-Джорджо и собор Сэ, в частности, уцелели, но и их долго восстанавливали, стараясь сохранить облик, насколько это возможно. Королевский двор уцелел, уцелел и маркиз Помбал,первый министр короля. Он возглавил работы по восстановлению Лиссабона практически сразу же после катастрофы.

На площади ему поставили памятник. На памятнике рядом с маркизом стоит лев. Как сказал один португалец — в знак того, что львиное сердце, отвага и ум, воля и упорство маркиза Помбала стали той движущей силой, которая подняла население на этот тяжелейший труд и позволила осуществить сложнейшую задачу в кратчайшие сроки — примерно за три года.

Кстати, все эти три года и король, и двор жили в палатках. Странная штука получается. Ричард Львиное Сердце вечно с кем-то воевал, причем неудачно, или ссорился, или сидел в тюрьме, но каким-то образом привлек внимание романистов и остался в нашей памяти.

Таких же людей, как маркиз Помбал, мы практически не знаем, а жаль. Возможно, Португалия живет так, как сейчас, еще и потому, что чтит труженика.

То, что здесь описано, конечно, далеко не весь Лиссабон. Есть еще замок Сан-Джорджо, есть собор Сэ, есть знаменитый подъемник, есть район, в котором даже и полиция без особой надобности не появляется, и много еще чего. И есть там нечто этакое! То, что делает Лиссабон удивительно приветливым городом.
 

Мираж, утоляющий жажду чудес

«Природа предназначила Мадейре стать миражом, утоляющим жажду чудес заблудших в море странников», — так сказал об острове португальский мореплаватель Жуау Гонсальвеш Зарку, открывший его в 1420 году. Вслед за Зарку многие путешественники со всего мира потянулись в эти благодатные места. И каждый из них, причаливая к берегам Мадейры, окунался в «остров цветов», который и сейчас кажется благоухающим туманом: дотронешься до него рукой, и он исчезнет.
Мадейра. Что мы Знаем об этой земле? Не так уж и много, зато всем известно, что именно это место дало название знаменитому вину «Мадере». Вино это можно назвать настоящим «морским путешественником», так как именно путешествие его и создало. И соблюдая правила самого первого и оригинального рецепта, чтобы из обычного виноградного вина получить мадеру, нужно оправить его из Мадейры в Индию и обратно. Так была создана первая мадера. И основные условия ей приготовления: морская качка, морской воздух и жаркое солнце. Сейчас же вино выдерживается в специальных термокамерах. Хотя, надо сказать, что для получения высококачественной мадеры ее все же продолжают выдерживать на солнце, на открытых площадках или в специальных застекленных оранжереях. Однако и «морской» метод изготовления мадеры не забыт — на этикетках этого вина и сейчас нередко изображают бегущий на всех парусах корабль.

Тропический рай, рожденный вулканами
Мадейра, поверьте, знаменита и интересна не только своим винным тезкой. Географическая справка: это архипелаг, расположенный в северной части Атлантического океана, приблизительно в 1000 км к югу от Португалии и в 500 км к западу от африканского побережья. Он состоит из двух населенных островов: Мадейры и Порту-Санту, и двух отдаленных групп мелких ненаселенных островов, служащих пристанищем только морским птицам.
Исключительные климатические условия делают сто идеальным местом для отдыха в любое время года: теплые воды Гольфстрима обеспечивают совсем небольшие температурные колебания: воздуха от 23°С летом до 19°С зимой и воды — от 22°С летом и до 17°С в зимнее время. Здешний климат исключительно благоприятен людям, имеющим проблемы с органами дыхания. Британский медицинский журнал «The Lancet» даже назвал Мадейру «спасательным плотом на пути к выздоровлению для больных астмой».
Мадейра — земля вулканов. И сочетание гористой вулканической местности и небольших прибрежных оазисов создают на острове уникальный природный контраст. Например, не во многих местах можно провести утро, прогуливаясь по снежным горным вершинам, а вечером нежиться под лучами теплого солнца на берегу океана!

Фуншал — столица Мадейры — подобно потокам вулканической лавы спускается с горных склонов к берегам океана. Панораму столицы можно наблюдать просто с пляжной зоны. Но еще более потрясающий вид на город и океан открывается взору с вершины горы Монте, подняться на которую можно па фуникулере. А спуститься вниз — на плетеных санях, которые на протяжении многих лет служили транспортный средством для жителей Мадейры.
В самом городе, а также в его окрестностях есть несколько великолепных ботанических садов, в том числе и сад орхидей. Особого внимания путешественников заслуживает местный рынок, расположенный в центре города. Ассортимент его очень разнообразен: от экзотических морепродуктов и фруктов, до самых удивительных цветов и растений.
Фуншал — город небольшой, очень чистый и уютный. Но тихо здесь не бывает никогда. Западная часть столицы представляет собой туристическую зону, в которой сосредоточены самые лучшие отели Мадейры. И именно здесь ежегодно проходят три основных фестиваля острова.

Рай для гурманов и спортсменов
Тем, кто любит вкусно и здорово покушать, на Мадейру прямая дорога. Изобилие фруктов (бананов, маракуйи, манго, авокадо, арбузов, а также апельсинов и винограда), морепродуктов (крабов, моллюсков, тунца и рыбы-сабли)… Этот остров имеет неизменную репутацию «талантливого повара», вернее, «кока». Одно из самых знаменитых блюд Мадейры — эшпетада (шашлык). Готовится он на вертелах из лаврового дерева. Едят эшпетаду с ароматным домашним хлебом, запивая красным вином.
А те, кто любит совершать пешие прогулки и любоваться прекрасными пейзажами, вообще могут захотеть остаться здесь навсегда. Условия для таких прогулок на острове самые благоприятные, ведь путешественники не будут страдать от жары, высокой влажности или надоедливых насекомых.
Любителям более активного отдыха (особенно экстремалам) предоставляется огромный выбор; от парапланеризма до скалолазания, от горного велосипеда до верховой езды. Давно популярна Мадейра и среди любителей водных видов спорта: катания на водных лыжах, серфинга и виндсерфинга, подводного плавания, парусного спорта.
Нельзя не сказать о том, что пляжных зон на Мадейре мало, так как крутые склоны острова не везде позволяют легко опускаться к океану. Но в местных отелях прекрасные бассейны, а еще можно искупаться в природных вулканических ваннах, заполненных морской водой.


Три фестиваля
Фестиваль цветов. Праздник проходит весной, в апреле-мае. Улицы и парки города заполняют шумные толпы людей в карнавальных костюмах, украшенных травами и цветами. Под звуки зажигательной музыки по столице проходит шествие участников парада цветов. А накануне торжества на главной площади Фуншала дети острова строят «стену надежды» из тысяч разнообразных растений. Такая «стена надежды» является своеобразным символом мира и веры в добро на Мадейре.
Фестиваль фейерверков. Длится это действо в течение месяца. Каждую субботу июня над Фуншалом разворачивается потрясающее представление. Виртуозы искусства фейерверков из разных стран мира демонстрируют современные технологии и свое умение обращаться с ними. Это не только фейерверки, но и лазеры, создающие специальные световые эффекты и объемные проекции. Особенно завораживает это зрелище в вечернее и ночное время. Отблески фейерверков па океанской глади, огни города, взрывы салютов и радостные возгласы зрителей — таким бывает июнь на Мадейре.
Винный фестиваль. Вторая недели сентября посвящена самому важному событию в жизни Мадейры: сбору винограда и приготовлению вина. В период винного фестиваля на улицах Фуншала устраиваются торжественные пиршества с танцами. Небольшие столики с яствами и винами сервируются прямо на улице, пол открытым небом. В маленьких погребах, которые в обычное время закрыты для посетителей, проходят дегустации вин. А, посетив одну из винных деревень, можно даже принять участие в таинстве приготовления традиционной мадеры.

Удивительный остров Мадейра, как описать его словами? Представьте себе картину неизвестного португальского художника, который изобразил гористый зеленый остров, окруженный синими водами Атлантики. В океане отражаются вершины вулканов, водопады каскадом ниспадают с утесов. Мечта? Совсем нет. Всю эту необыкновенную красоту природы и первозданную чистоту можно увидеть на Мадейре.
 

На закате она отливает золотом и напоминает поле с колосками

 

  «Соломенным морем» (Мар-да-Палья) назвали широкое устье реки жители Лиссабона — то ли оттого, что  заметили, как на закате она отливает золотом и напоминает поле с колосками, по верхушкам которых гуляет  ветер, то ли из-за плавающей в воде соломы с полей. 

 

Cамая большая река Пиренейского полуострова протекает по территории двух стран — Испании и Португалии,  с родственными языками, имеющими свои особенности в фонетике. Поэтому и название имеет двойное: испанское Тахо и португальское Тежу. Этимология названия полностью не восстановлена. По звучанию и современному написанию название реки совпадает с испанским словом «тахо» — «глубокая рана», что вполне  соответствует особенностям узкого порожистого русла в горах, в верхнем течении. Но так как еще в римские времена эту реку знали как Тагус, есть предположение, что название может быть связано с латинским названием ягод тиса (лат. «Таксус»). 

 

Наиболее плотно заселены берега реки ближе к устью, особенно в районе Лиссабона, в то время как участки верхнего течения бывают практически необитаемы. 

 

 

Племена первых охотников и собирателей оставили здесь на память о своей первобытной культуре так называемые «кухонные кучи» эпохи мезолита (примерно от 10000 до 5000 лет назад) — мугемы: кости употреблявшихся в пищу животных, раковины и формы примитивных орудий из кости, т. е. все то, что составляло нехитрое «домашнее хозяйство» человека в те времена. Их концентрация особенно высока в долине реки Тежу на  территории Португалии, где их обнаружил в 1863 г. археолог Франческа Антонио Перейра да  Кошта (1809-1889гг.). 

 

Более 2/3 длины этой реки, текущей с  востока на запад, приходится на территорию Испании — земель  нескольких автономных сообществ: Арагон, Кастилия-Ла-Манча, Мадрид, Эстремадура, по шести провинциям:  Теруэль, Куэнка, Гвадалахара, Мадрид, Толеда и Касерес. 

 

В ее водах отражаются руины построек римской эпохи (акведуки и др.), на ее берегах высятся испанские замки и  величественные готические соборы. Из  крупных городов на берегах реки стоят испанский Толеда и  португальский Лиссабон. Испанцы считают ее одним из природных символов своей страны. 

Вплоть до среднего течения реки ее долины представляют собой довольно узкое пространство, часто 

окруженное разновысотными возвышенностями Иберийских гор — одной из  основных горных систем Испании. 

 

 

Беря свой исток на высоте более 1500 м в горах хребта Альбаррасин, Тахо постепенно набирает силу, но  еще долго петляет среди его складчато-глыбовых массивов мезозойской эры — как узница, заключенная в  каменную крепость. Перепады высот делают русло здесь весьма порожистым. Испанцы возместили этот недостаток, устроив водохранилища. 

 

Большая часть водного пути Тахо пролегает по поверхности Новокастильского плоскогорья — южной части Иберийской Месеты (основного плоскогорья Пиренейского полуострова). А устье расположено в холмистой Португальской низменности. 

После небольшого (примерно в 47 км) общего участка, по которому проходит граница между двумя государствами, река продолжает свой путь к океану уже по землям португальцев, которым достается самая широкая и мощная часть русла. В этой стране Тежу пересекает территории субрегиона Алту-Алентежу, исторической  провинции Рибатежу и винодельческого региона Эштремадура. 

 

 

Встреча реки с океаном происходит в районе Лиссабона — в бухте Марда-Палья. «Соломенным морем» (так в  переводе с португальского звучит название бухты) лиссабонцы назвали прежде всего саму бухту, возможно, без всякой поэтизации: Тежу заметно загрязняет ее  фрагментами растений, которые попадают в воду с прилегающих сельскохозяйственных угодий. 

Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031